Софт-Портал

как поменять формат музыки

Рейтинг: 4.1/5.0 (1309 проголосовавших)

Категория: Windows

Описание

Как поменять формат песни в mp3?

Как поменять формат песни в mp3?

Существует куча всяких платных и бесплатных перекодировщиков, в том числе и в комплекте Nero такой есть, но кодер MP3 вроде платный и в пробном режиме кодирует только ограниченное число файлов. Хотя точно не скажу, возможно платный только кодер mp3PRO, но его надо отключить, тогда возможно обычный MP3 можно будет кодировать бесплатно. Все это добро находится в Nero Burning Rom: меню "Дополнительно", пункт "Кодировать файлы. " (можно просто нажать F8). Нажать кнопку "Добавить. ", выбрать файлы для перекодирования, в списке форматов выбрать "mp3/mp3PRO (*.mp3)", нажать кнопку "Установки. " для настройки: снять галочку "Разрешить mp3PRO", выбрать качество кодирования и переменную скорость (там тоже выбрать качество; не путать с предыдущим качеством - разные параметры). Все. Можно нажать "ОК" и перекодировать кнопкой "Переход", предварительно выбрав папку, куда будут помещаться файлы MP3. Это в руссифицированной Nero 7-1 версии, в более ранних версиях все точно так же, в более новых - без понятия.
К тому же, существуют сторонние факторы и тонкости, влияющие на процесс пререкодирования аудиофайлов: входной формат файлов и требования к выходному формату (MP3 очень даже разный бывает, возможно этот Ваш аппарат не все поддерживает, хотя должен поддерживать все самое необходимое). Поэтому более универсальным будет перекодирование в WinAmp, который так же как и Nero есть практически у всех.
Для современных версий WinAmp делаем так. В меню "Сервис" выбираем пункт "Параметры. " (можно нажать Ctrl+P), в ветке "Библиотека" выбираем "Копирование с дисков". На вкладке "Кодировщик" выбираем формат кодирования "Кодировщик MP3" и параметры: Режим - CBR, Стерео (если конечно аппарат играет стерео, иначе можно выбрать и моно), скорость потока по желанию (от 128 до 320 кбит/с в зависимости от требований к качеству), качество - опять же по желанию, но лучше выбирать из "Среднее", "Высокое" и "Очень высокое". На вкладке "Выходные файлы" можно поменять папку назначения, куда будут помещаться файлы MP3, по умолчанию там должна быть папка "Моя музыка", можно так и оставить, если удобно. Затем нужно закрыть настройки, добавить конвертируемые файлы в список проигрывания, выделить их все (Ctrl+A), правой кнопкой в выпадающем меню выбрать "Отправить" -> "Преобразователь форматов", и ждать.
Все это справеливо для тех случаев, когда входной формат воспринимается Nero Recode и WinAmp (проигрывается в нем), в других случаях нужно искатьспециализированный перекодировщик, либо плагин к WinAmp для этого формата. Так же нужно учитывать, что чем выше параметры MP3 выставляются ( качество, скорость потока, стерое вместо моно), тем больше будет размер файлов. Всегда существуют оптимальные (как правило средние) параметры для проигрывания на рядовых MP3-устройствах с обычными наушниками.

Источник: Опыт, растудыт его.

Как Поменять Формат Музыки:

  • скачать
  • скачать
  • Другие статьи, обзоры программ, новости

    Как поменять формат музыки? Ответ ЗДЕСЬ!

    В нынешние времена, существует множество форматов, в которых записывается, и храниться музыка. К сожалению, не все они (форматы), будут корректно, воспроизводится на обычных плеерах. Особенно это актуально для переносных, карманных устройств. Самый, на сегодняшний день, популярный формат воспроизводимый, практически всеми плеерами – формат mp3.

    В этой ситуации, у великого множества пользователей, возникает, вполне закономерный вопрос о том, как поменять формат музыки.

    В интернете, вы, уважаемый читатель, без особого труда, отыщите большое количество программ и утилит, как платных, так и бесплатных, предлагающих своим пользователям, поменять формат музыки.

    Выбор, конечно же, за вами, однако, я бы настоятельно рекомендовал для того, чтобы поменять формат музыки, воспользоваться программным обеспечением «Sound Forge» от компании «Sony». Лично я, использую эту программу, уже на протяжении нескольких лет, и ни разу она меня не подводила.

    Sound Forge, начиная с десятой версии, имеет в своём арсенале, официальный русскоязычный интерфейс. А версия «Studio» - ещё и русскоязычную справочную систему, и русскоязычные уроки, используя которые, даже начинающий пользователь, сможет освоить программу.

    Профессиональная версия, оснащена и пакетным конвертором, с помощью коего, вы можете отредактировать и преобразовать в автоматическом режиме, неограниченное количество музыки.

    Нашли ответ на свой вопрос? Помогите и другим пользователям: Основные категории:

    © Все права сохранены QALIB.net, 2009-2016

    Как поменять формат музыки? Ответ ЗДЕСЬ!

    В нынешние времена, существует множество форматов, в которых записывается, и храниться музыка. К сожалению, не все они (форматы), будут корректно, воспроизводится на обычных плеерах. Особенно это актуально для переносных, карманных устройств. Самый, на сегодняшний день, популярный формат воспроизводимый, практически всеми плеерами – формат mp3.

    В этой ситуации, у великого множества пользователей, возникает, вполне закономерный вопрос о том, как поменять формат музыки.

    В интернете, вы, уважаемый читатель, без особого труда, отыщите большое количество программ и утилит, как платных, так и бесплатных, предлагающих своим пользователям, поменять формат музыки.

    Выбор, конечно же, за вами, однако, я бы настоятельно рекомендовал для того, чтобы поменять формат музыки, воспользоваться программным обеспечением «Sound Forge» от компании «Sony». Лично я, использую эту программу, уже на протяжении нескольких лет, и ни разу она меня не подводила.

    Sound Forge, начиная с десятой версии, имеет в своём арсенале, официальный русскоязычный интерфейс. А версия «Studio» - ещё и русскоязычную справочную систему, и русскоязычные уроки, используя которые, даже начинающий пользователь, сможет освоить программу.

    Профессиональная версия, оснащена и пакетным конвертором, с помощью коего, вы можете отредактировать и преобразовать в автоматическом режиме, неограниченное количество музыки.

    Нашли ответ на свой вопрос? Помогите и другим пользователям: Основные категории:

    © Все права сохранены QALIB.ru, 2009-2016

    Как поменять формат музыки

    как поменять формат музыки

    Сегодня у нас пятница, а это значит, что в эфире будет звучать ваша музыка! Между тем, на календаре 14 февраля и по сложившейся традиции это день Forever Alone на радиве! Если сегодня вам не с кем проводить этот вечер, то милости просим в наш эфир для одиноких сердец! Обнимашки всем слушателям!

    Принимаем реквесты в формате:
    1. Песня про любовь;
    2. История про то, как докатились до такой жизни или просто про любовь.

    Несмотря на потенциальную опасность опоздать, я не спешил, так как знал, что Аня эту самую возможность не упустит никогда. По пути я даже сфотографировал стаю нахохлившихся голубей, мирно пасущихся возле лавочки. Телеобъектива у меня не было, поэтому пришлось подойти довольно близко. Звук затвора испугал птиц, и они шумно взмыли вверх, подняв небольшое облачко снега, а я быстро удалился, опасаясь страшной мести подлых осквернителей постаментов.
    Уже десять минут, как Аня опаздывала на привычные пять минут, и, чтобы не замерзнуть, я описывал уже десятый круг около перехода метро. Пытаясь хоть как-то развлечься, я хватал идущий снег ртом. Чем с бОльшим удивлением прохожие смотрели на меня, тем с бОльшим энтузиазмом я занимался снегопоеданием.
    Прервал меня звонок. С неизвестного номера.
    - Слушаю, - как можно более важным тоном начал я.
    - Коль, эт ты? – голос знакомый, но никак не могу вспомнить чей. В голосе звучала серьезная тревога.
    - Кто это?
    - Это Тёма, сосед… Андрюхин друг.
    Тема частенько заходил к нам распечатать лабы и попить водки. Отношения с ним были вполне нормальными, но другом он мне не был. Просто знакомый.
    - Шо нада?
    - Коль, я тут на капусту попал. С травой мусора повязали. Нужно…
    Вот ведь дебилы! Помню, после первой недели заселения один выпал с третьего этажа в три часа ночи, решив сходить за водкой, и сломал ногу, а второй через неделю попал на 200 грн (25$ - для студентов это много) за курение в общежитии. Оба просили взаймы и клялись, что будут вести себя хорошо. Вот, пожалуйста! С травой повязали. Класс!
    Хотелось высказать все, вычитав двойную порцию морали, но Тема был не в том состоянии, чтобы слушать и, тем более, чтобы понимать.
    - Сколько нужно?
    - Две с половиной штуки.
    -Ты ох#ел. Чувак, я все понимаю, но. Две с половиной штуки! Пи#дец! – я со злостью хлопнул себя ладонью по лбу. – Баксов?
    - Нет, гривен…
    От сердца отлегло. Но все равно деньги достаточно большие. Я, вкалывая в Крыму, столько за месяц получал.
    - У меня столько нет…
    - Да мне хоть сколько! Пожалуйста! Я ноут буду продавать, отдам очень скоро. Они там в машине закрыли Влада… - казалось, что он плачет.
    - Чувак, у меня максимум пять сотен наличкой есть. И я щас в центре. Доеду минимум за полчаса.
    - Коль, ну выручи, пожалуйста, потом проси, что хочешь! Они меня закроют!
    - Ладно, не сцы. Это твой номер?
    - Да.
    - Все, как приеду, наберу, давай.
    Зла на них не хватает! Ну почему я не курю, не бухаю и у меня всегда есть деньги? УуУУуу.
    В руке опять завибрировал телефон, и, не дожидаясь мелодии, я нажал на кнопку вызова и рявкнул:
    - Да!?
    - Коль, я опоздаю немного… - испуганно сказала Аня.
    - А, эт ты. Сори. Сможешь меня сейчас подкинуть на Алексеевку? Проблемы у друга. Только что звонил.
    - Ну, вообще-то мы и так собирались туда ехать?
    - Ну, ты и так опоздала на двадцать минут, - начал было язвить я, но почти сразу одумался. - Блин, Ань, тут мой друг на деньги попал. Нужно срочно съездить в общагу, занять ему. Если ты пока занята, я на маршрутке сгоняю.
    - Да я уже все. Сейчас буду. Подходи к Госпрому… А много денег нужно?
    - Да не переживай. Все нормально. Просто лохов развели. Давай, жду.
    Аня подъехала на удивление быстро, подобрала меня, и мы поехали. По пути я ввел ее в курс дела, в глубине души надеясь, что у нее есть знакомые, которые смогут отмазать паренька, но она молчала, внимательно следя за дорогой. Я решил немного расслабиться.
    - Ань, а ты хоть раз курила? Траву?
    - С ума сошел?
    - Че, правда не курила.
    - Не пробовала, и пробовать не хочу! Гадость это!
    - Да ты просто не пробовала, - ха-ха-ха!
    - И не буду. Это только для дураков, - пауза. - А ты пробовал?
    - НЕТ, КОНЕЧНО! Мне хватает ума радоваться жизни собственными силами. Трава это для скучных. Ну… вот, например, как ты.
    - ИДИ В ЖОПУ.
    Воооот! Обожаю, когда она так говорит!
    Подъезжая к общежитию, я заметил патрульный Lanos и стоящих рядом двух дядей 2х2 с нашивками «беркута» и автоматами. Лица их были наполнены абсолютным безразличием и скукой. Звоню Теме:
    - Але, тебя беркута повязали?
    - Ага.
    - Ну, ты бл#дь красавчик. Ладно, зайди ко мне через пару минут, поговорить нужно.
    Хотя он и поступил неправильно, и его нужно было наказать, две с половиной тонны это как-то слишком. Нужно проучить этих наглых дядей. Я не говорил, что во мне спит скандальный репортер?
    - Ань, сейчас остановишься возле ихней машины, - я указал на патрульную, - высадишь меня и уезжай. Хотя бы на окружную. Вон там направо и прямо. Я позвоню минут через двадцать.
    - Что ты задумал?
    - Потом расскажу. Все, пожелай мне удачи!
    - Э… Удачи?
    - Спасибо!
    Я вышел из джипа и начал смотреть на беркутов. Вроде они не смотрели на номера, когда мы подъехали, и сейчас их внимание приковалось ко мне. Я, пялясь на них, отточенным движением открыл телефон-слайдер и сделал вид, что говорю что-то серьезное. Потом засунул тел в карман, достал из рюкзака блокнот и сделал запись, смотря на номера машины. Мужики насупились, один из них начал приближаться ко мне. Было безумно страшно, но я старался держаться.
    - Те чё, проблемы нужны?
    Все менты делятся на два типа: нормальных и тех, которые говорят «Те чё, проблемы нужны?»
    - Нет, что вы. Отнюдь!
    Выражение его лица стало слегка напоминать удивление.
    - Чё ты там пишешь?
    - Просто увидел пенек, решил нарисовать.
    Я показал блокнот, в котором очень схематично был изображен пень, который находился на одной линии со мной и их машиной.
    - Давай, вали отсюда!
    - Хорошо-хорошо, уже иду.
    Я спиной чувствовал, что они провожают меня взглядом до самой двери. Закрывая дверь, я чуть повернул голову – смотрят до сих пор. Что-то заподозрили. Ну и хорошо!
    Поднявшись на свой этаж и обнаружив, что в комнате никого нет, я достал свою заначку, отсчитал пять сотен, а оставшиеся семьдесят гривен положил в карман. Зашел Тёма. Красный, как помидор, зачуханный какой-то, грязный – ну точно криминальный элемент.
    - На тебе пятьсот. Сколько тебе еще нужно?
    - Еще четыреста.
    - Забей. Твои кенты стоят у входа?
    - Да…
    - Знач слушай. Ты хочешь им отдать две с половиной штуки?
    - Нет…
    - Сейчас мы замутим так, чтобы они нам сами заплатили.
    -.
    - Пойдешь к ним, отдашь все деньги. На еще, - я достал из кармана кучку мелких купюр. - Скажешь, что больше нету, плач, рыдай, но сделай так, чтобы поверили и взяли.
    - Да они меня закроют! У них мой паспорт, – начал ныть Тема.
    - На#уй ты им такой хороший нужен? У них две тыщи почти на кармане! Когда они их увидят, то все тебе простят.
    - Нееет, - Тема почти рыдал, - у них Влад в машине! Он вообще не при делах…
    - Слушай сюда! – я взял его за плечи. – Тебя развели, как последнего лоха! Они не могут составлять протокол без понятых. У тебя траву забрали?
    - Да.
    - Протокол составляли?
    - Да.
    - При двух левых понятых?
    - Нет…
    - Все. Тебе бояться нечего. Накрайняк скажешь, что паспорт потерял. Смотри. Сейчас ты будешь давать им деньги, а я со второго этажа это все дело сниму. Потом просто будем их шантажировать. Сами наваримся!
    Тема открыл от ужаса рот, руки его начали трястись еще сильнее, и ноги подкосились.
    - НЕТ! Не нужно! Проблемы потом будут!
    - Да чё ты ссышь? Тебя, как последнего лоха развели на капусту, а ты ничего не хочешь предпринимать. Отдай им бабло и все! Забирай Влада и сваливайте! Я все сделаю сам.

    - НЕЕЕЕТ! – он умолял. Тема был таким жалким, что мне стало противно. – У них Влад! Если узнают родители, мне пи#да! И ему тоже! А он не при делах!
    - Да при чем тут ты, баран! Ты свалишь и все. Они тебя не найдут!
    - Коль, пожалуйста, не нужно, я уже почти нашел деньги, сейчас отдам их и все. Спасибо тебе большое, но не нужно. Я и так вляпался.
    Уговаривать его было бесполезно. Сразу видно – беспричинный животный страх.
    - Ладно, хрен с тобой, иди. Удачи.
    - Спасибо, Коля, спасибо! – он был жалок. А мне стало еще более мерзко.
    - Обещай, что никогда не будешь курить!
    - Обещаю.
    Убежал пулей.
    Ну почему люди такие глупые? Почему такой маленький риск вызывает такой ужас? Пускай у тебя заберут твою стипендию за четыре месяца, и эти самые четыре месяца ты будешь жрать одну «Мивину» (рус «Ролтон»), а через год опять попадешься на траве…
    Хотелось пойти и все-таки снять этих ублюдков при взятке без ведома виновника торжества, но это было бы подло – забрать деньги Артема как-то некрасиво. Если бы я отдал их ему, он бы в ужасе побежал искать этих ментов, чтобы опять отдать. А просто так фоткать было лень. Вариантов нет.
    Я взял гитару и начал брынчать что-то в Ля миноре, сначала потихоньку, потом громче и громче и, в конце концов, перешел на довольно жесткие и агрессивные аккорды. Жаль только, на этой гитаре вместо нормальных стальных струн стоят учебные нейлоновые, которые громко и звонко звучать просто не могут. Все попытки вложить эмоции превращались в дребезг. Но это успокаивало. Злость понемногу отходила, непреодолимое желание изменить мир – тоже.
    До нирваны осталось еще минут десять, когда прозвучал Анин звонок. Я совсем про нее забыл! Беру трубку и молчу.
    - Але? – молчу. - Але-е-е? Это кто? – по голосу было слышно, что она волнуется.
    - Сержант Кутько.
    - Сложно позвонить что ли? Я тут распереживалась!
    - Извини. Настроение хреновое.
    - Что случилось?
    - Да в том-то и дело, что ничего.
    - Я подъеду? – я только сейчас понял, что Аня очень подобрела (относительно утра, когда она не хотела со мной вообще говорить).
    - Лучше не нужно, Ань, я тебе настроение испорчу. Правда. Я лучше щас сам постираю шмотки.
    - Ну да, ты постираешь. Давай, собирай все, и через пять минут чтобы был.
    И опять бросила трубку! Тут уже чисто спортивный интерес - подловить ее и положить трубку первым.
    На моей памяти это первый случай, когда я не ждал Аню. Бросив пакет на заднее сидение, я плюхнулся с угрюмой миной радом с Аней.
    - Ну что такой кислый? – она пихнула меня в плечо.
    И я все ей рассказал, особо акцентируя свое внимание на коррумпированности министерства внутренних дел и вообще всей исполнительной власти, а в конце на полном серьезе добавил:
    - А давай накуримся?
    - Зачем? – Аня удивленно улыбалась. Чувствовалось, что предложение ей было интересно.
    - Расслабимся. Ты говоришь, что проблемы на работе, у меня планы менять мир опять проснулись.
    - Ты хочешь расслабиться? – игриво спросила она и начала сверлить меня глазами. Мне стало не по себе, и я вмиг отрезвел от ее взгляда. Вот умеет она все-таки смотреть так, чтобы между ног все зашевелилось.
    - Так! Вот только не нужно тут! Я знаю, тебе от меня только одно нужно!
    - От тебя дождешься, ага!
    По дороге мы делились всем произошедшим за неделю. Аня мне рассказывала, как натягивала подчиненных за несоблюдение ГОСТов, а я рассказывал, как натягивали меня… и за несоблюдение ГОСТов в том числе. Пару раз Аня предлагала порулить, но я отказывался, ссылаясь на то, что в мире боюсь двух вещей – водить машину и Злую Анну Русинову. Последнее ей очень даже польстило. Но первое как-то очень уж ее раззадорило и пришлось пообещать, что запишусь на водительские курсы. Не знаю, когда следующий набор, но осенний только что получил права. Так что скоро от меня будет креатив «как я водить учился».
    На этот раз Аня оставила машину во дворе и позвала меня за собой.
    - Коль, мне нужна твоя мужская сила.
    - Ну, тогда ты не по адресу, - отшутился я.
    - Ха-ха, шутник, – мы подошли к куче дров. – Вот эту кучу нужно перенести в сарай.
    Расслабиться? Ну, как же! Лучший отдых это активный отдых. Но я даже как-то обрадовался – давненько не трудился руками.
    - Ань, а есть что-то грязное одеть? Я-то в чистом - пачкаться не хочется.
    Аня ожидала сарказма и иронии, но не тут-то было!
    - Ээ… У тебя целый пакет грязных вещей.
    - Ну! Порвать могу. Есть что-то ненужное?
    - Сейчас в сарае посмотрим. Пошли.
    Я бы в таком сарае жил и на жизнь не жаловался! Строение предназначалось для всяческого хлама, начиная от старых тапок и кончая здоровенным проекционным телевизором фирмы SHARP. Только у нашего народа есть мания собирать старый хлам. Эта семья возвела такому делу целый храм с отоплением, водопроводом и небольшой электропечкой.
    - Выбирай вон там. – Аня показала на груду картонных ящиков. Присмотревшись, я понял, что там собрана вся история советской легкой промышленности: пиджаки, спортивные костюмы, брюки, толстовки, сандалии – все, короче. Порывшись в груде сине-коричневых шмоток (неужели в СССР эти цвета были так популярны?), я нашел мегастильный спортивный костюм сине-серого цвета с красно-белыми полосками вдоль рукавов и штанин с олимпийскими кольцами на груди. Эх, жаль, что с «мишкой» ничего не нашлось или с надписью «СССР».
    Бесцеремонно выпроводив Аню за дверь, я переоделся. Костюмчик сидел как влитой! Потому что был размера на три меньше моего. Штаны с лампасами доходили как раз до верхушек моих берц (берцы не жалко, остался в них), а рукава не доходили и до середины предплечья. Ну и что? Зато с кольцами! Порывшись в ящике в поисках перчаток, я ничего, кроме длинных дамских, не нашел. Хотелось их надеть для прикола, но моя ладошка туда не помещалась. Эх, жаль… Роясь в последнем ящике, я обнаружил СУПЕРВЕЩЬ! Я мечтал о таком последние года два! Шапка формата «ПЕТУШОК», цветов Российского флага и с длинным хвостиком на макушке.
    Увидев мое эффектное появление, Аня рассмеялась. Пришлось ее немного обломать:
    - Теперь твоя очередь.
    -.
    - Иди, переодевайся.
    - Я?
    - Я уже переоделся, – заталкивая сопротивляющуюся Аню в сарай, бормотал я. – Что я, один буду работать? Давай-давай, тут работы на полчаса.
    Захлопнув дверь и закрыв на щеколду, я торжественно объявил:
    – И пока не переоденешься, не выпущу.
    Минуты две Аня билась в дверь, потом пару минут ругалась, а потом еще немного ругалась матом, но все-таки успокоилась и видимо начала переодеваться (судя по шороху). В Сарайчике было одно окно, с закрытыми снаружи ставнями. Интерес заставлял приоткрыть одну и посмотреть, чем же Аня там занимается. Я оценил оптическую схему – солнце с другой стороны, уже садится, поэтому, если она стоит спиной к окну, то меня не увидит. Тихонько подняв шпингалет и приоткрыв ставню, я убедился, что Аня стоит спиной ко мне. Она сняла полушубок и, судя по всему, собиралась снимать парик. Надо же! Я совсем свыкся с мыслью о том, что она блондинка! Думал, что это будет красиво, как в фильмах – стягивая парик и мотая головой, из-под старых волос появляются «родные», развиваясь во все стороны и играя блеском в свете одинокой лампочки. Ага, счаЗ! Под париком оказалась сеточка, на манер плавательной шапочки, под которой аккуратно были сложены «старые» черные волосы. Как они там все поместились? Но вот, когда Аня сняла сеточку, было красиво.
    Наблюдая, я начал подмерзать. Туалет я себе подбирал под активные действия, а последние минут семь я стоял на месте и держался голыми руками за ледяную ставню. Еще минута и я начал замерзать. Машина была закрыта, дом тоже, оставалось либо начинать трудиться, либо проситься в сарай. Чем больше я думал, тем холоднее становилось, тем больше хотелось в теплый уютный сарайчик. Еще минута и выбор был очевиден.
    Я тихонько открыл щеколду и отворил дверь. Аня как раз натягивала на себя толстые дутые штанишки, которые выглядели довольно мило. Такие носят лыжники и скейтбордисты.
    - Ань, я это… - прижимаясь к трубе отопления заикаясь, начал я. – Можно погреться?
    Аня фыркнула. Похоже, действительно обиделась.
    - Если хочешь, я сам все сделаю.
    - Не хочу.
    Хороший диалог. Видимо тараканы в ее голове опять устроили революцию. Хотя может быть, она что-то задумала? Остается только быть несчастной жертвой. В это время Аня развернулась и бросила:
    - Все, пошли.
    -Ты секси!
    - Пiдлабузник (рус. - льстец). Не отлынивай от работы, – теперь уже Аня вытолкала меня на улицу.
    В восточно-украинском регионе почти все говорят на русском, но частенько используют слова из украинского языка. Это для справочки.
    - Ань, а зачем вам столько дров?
    - А зачем нужны дрова?
    - А нельзя нормально ответить?
    - А догадаться нельзя?
    - Ну… - я развел руками. - Камина у вас вроде нет, в Ктулху ты не веришь, в жертву никого приносить не будешь…
    - Вот я тебя сейчас в жертву принесу, – мне показалось, что она не шутит.
    - Ань, давай так! Ты мне обещала райские наслаждения, а оказалось, что я вынужден на морозе перенести два куба леса.
    - Мы должны.
    - Уверен, если бы я любезно не настоял, ты бы никогда не согласилась.
    - Почему ты так уверен?
    Сперва я хотел напомнить, что Аня удивилась при моем призыве переодеваться, но в последнюю секунду поменял стратегию.
    - А почему тогда дуешься?
    - Да просто так.
    Сказано это было настолько просто, что я не мог злиться. Выискивая достойный ответ, мозг работал в форсированном режиме. Я должен ответить так же просто, лаконично и неожиданно…
    Быстрым движением я сгреб с земли жменю снега, сжав в двух руках, придал ей более или менее аэродинамичную форму и швырнул в Аню. На улице было где-то -10, снег был сухим, и снаряд, пролетев около двух метров, превратился во множество маленьких снарядов, которые не могут причинить вреда даже Аниным тараканам. Epic Fail, короче. Аня ликовала! Ее широкая улыбка окончательно лишили меня идеи мстить.
    - Все, пошли, - проходя мимо Ани, смотря на кучу дров, пробормотал я. - Будешь меня в жертву приносить.
    В мозгах я дорисовал над кучей толстых веток столб, куда мысленно подвесил себя и рядом дорисовал Анну с горящим факелом.
    Однако физический труд облагораживает и лишает всех негативных настроений, разрушая все конфликты. Сначала Аня накладывала мне ветки на вытянутые руки (дрова были скорее объемными, чем тяжелыми), потом я предложил использовать в качестве телеги сани, которые заметил в сарае. Дело пошло еще быстрее. Теперь мы вместе складывали и вместе возили, делясь воспоминаниями из детства, связанными с зимним периодом. Почему-то, самыми яркими событиями у обоих были переломы, вывихи и разбитые части лица. Не то, чтобы у нас было такое веселое детство – просто в памяти отложилось хорошо.
    После окончания работ я просто был обязан покатать Аню на санках (с Аниных слов, конечно же). Почему бы и нет? Двор у них большой, снег плотный, Аня легкая…
    Найдя во дворе самую длинную прямую без препятствий, ограниченную забором, я приказал садиться в сани, которые поставил в начале трека. Аня села и задорно крикнула «ТРОГАЙ!», я, как в анекдоте про Штирлица, подошел и потрогал ее за арбузики. С выражением лица, как у дегустатора, пробующего старинное вино, сказал «Класс!» с поднятым большим пальцем и как бы дал добро. До конца было метров пятьдесят, а у противоположного забора, как полагается, был довольно большой сугроб. За снежку все-таки хотелось отомстить…
    Выкладывался я на полную, до горячей боли в мышцах, слыша, как сзади визжит от радости моя мучительница. Набирая скорость, я жаждал сладкой мести! До кучи снега оставалось метра четыре, когда я резко свернул, представляя, как сейчас резко дерну веревку, сани развернутся и выбросят Аню в кучу снега. Вот-вот…
    КТО ПРИДУМАЛ В САНКАХ СТАВИТЬ ТОРМОЗА. Что за люди, блин!
    Аня затормозила, как ни в чем не бывало, встала, со счастливой шкодной мордочкой развернула санки и заорала «ДАВАЙ ЕЩЕ!», хлопая в ладошки и прыгая от радости. Ну, какой тут «еще», в самом деле? Оставался последний шанс реабилитироваться в собственных глазах. Обратно я решил толкать санки сзади. Не пойму, чё она так веселится? У нее автомобиль с целым стадом лошадей под капотом, а она на мне катается…
    Набрав приличную скорость только к концу трассы, я резко качнул санки в бок и поднял на дыбы, они потеряли равновесие и перевернулись. Ликование мое длилось ровно до того момента, когда я понял, что резко остановиться мне самому не удастся, а перевернувшиеся (и уже без Ани) санки оказались как раз под моими ногами. Правду говорят: не рой яму другому, сам в нее попадешь…
    Пролетев метра два, я уткнулся головой в сугроб, который, как оказалось, был покрыт полусантиметровым слоем льда. Спасла меня шапка-петушок, которую я для смеха специально не натягивал на самые уши – она сработала как гармошка, смягчив удар. Но было не так больно, как обидно. Выплевывая снег и мотая головой в стороны, я встал и увидел лежащуюся на снегу корчащуюся от смеха Аню. Уууу. Я был в ярости! Со злостью я пнул лежащий под ногами снег, прилично окатив обидчицу, но та обижаться и не думала, рассмеявшись еще больше. Ярость перешла в бешенство, и, сжав кулаки, я… тоже начал ржать. Ну, сам ведь виноват? В следующий раз буду умнее. Или, в крайнем случае, сообразительнее.
    Немного подурачившись, мы поставили сани на место, и пошли в дом, разогрели курицу, потрапезничали, вместе помыли посуду (видимо накопившуюся за неделю) и отправились в гостиную. Взяв уже почти родную гитарку, я немного поорал песни. Аня, наверное, единственный человек, которому не нравится, как я пою. Хотя может она просто не стесняется это говорить вслух? Короче мучить ее не хотелось и я, выждав еще немного времени, предложил свои услуги массажиста. Аня недоверчиво спросила:
    - А ты умеешь?
    - Нет, ты чё? Просто хочу тебя полапать.
    - А! Ну, раз такое дело…
    Она сбегала в свою комнату, чтобы переодеться и вскоре показалась в дверном проеме, закутанная в белый махровый халат, на котором пояс просто болтался – закрытость халата осуществлялась сложенными у самого ворота руками. Постепенно руки опускались, как бы говоря, что халат вот-вот распахнется, а под ним окажется чистой воды эксгибиционизм. И зачем она это каждый раз делает? Ведь знает, что меня такие вещи не берут. Хотя этот похотливый взгляд… По спине пробежалась стая муравьев. Она меня гипнотизировала и, замечу, удавалось ей это очень неплохо. Резкое движение руками и… что это. Зная Аню, я ожидал увидеть футболку с Микки Маусом или хотя бы бюстгальтер. А тут ГРУДЬ! Даже не грудь, нет. СИСЬКИ! Не знаю, хотела ли Аня меня возбудить или просто у нее юмор такой, но я опешил с застывшей улыбкой, периодически выдыхая ставший комом воздух короткими смешками. Аня, страшно довольная результатом, быстро закрыла представление, согнала меня с дивана, быстрым движением сбросила халат и легла на живот. С облегчением я отметил наличие шортиков, закрывающих зону женщины. Сев сверху я оголил ее попу наполовину и начал массировать поясницу.
    - Нужно начинать с разогрева, - прорычала Аня.
    С разогрева, так с разогрева. Начал утюжить ее спину.
    - Нет, не так! Нужно круговыми движениями.
    Ну, блин, неужели так сложно просто полежать? Дальше еще было с десяток упреков. Спорить не хотелось, так как я помнил, что Аня крутой массажист, и она просто делится опытом.
    - Что это вообще за самодеятельность? Ты говорил, что умеешь.
    - Ты первая, кто жалуется! – не выдержал я.
    - Вставай, давай. Буду учить…
    И она начала учить. Уже через полминуты я забыл, что это мастер-класс и на все вопросы «понятно?» бездумно отвечал «Ага», а в конце вообще задремал. Массажист из Аньки классный, а вот педагог никакой.
    В полудреме я почувствовал, как меня накрывают мохнатым пледом. Последний раз такое случалось лет семь назад. Приятно… Однако, перспектива проснуться в четыре часа утра в чужом доме и ждать пробуждения Анны пугала, и я заставил себя проснуться.
    - Ой, чё-та я задремал.
    - Спи, давай, – тихонько прошептала она.
    - Да чё-то уже не хочется. Давай лучше поболтаем? – я уселся, кутаясь в одеяло. – Садись рядом.
    Аня села рядом, и я тоже ее укрыл. Она аккуратно прижалась ко мне. В комнате было темно, и только свет в кухне слегка подсвечивал контуры стоящей мебели. Я смотрел в пустоту, Аня тоже. Слегка поежившись, мне таки удалось занять удобное положение, и я нарушил тишину.
    - Мне сегодня Доктор все рассказала… Ну, почему она тебя консультирует.
    - И что же она рассказала? – спросила шепотом Аня. В ее голосе чувствовалась подавленность.
    Подбирая варианты ответа, я нашел самый безобидный.
    - Что ты очень изменилась за последнее время. Я тебя очень за это уважаю. И завидую. Белой завистью.
    - Эх, - Аня вздохнула. – Было бы чему завидовать.
    - Ты правда так считаешь? – аккуратно я обнял ее левой рукой. Правда, получилось не очень аккуратно – протискивая руку между диваном и Аней, я доставил им обоим небольшие неудобства.
    - А что тут хорошего?
    - Да… Действительно, – иронизировал я.
    - Коль, поверь, так кажется только на первый взгляд. Я не могу пройтись по улице, не собрав десяток взглядов. Всегда нужно держать себя в форме, марку держать.
    - Ну почему всегда? Одевайся как свидетели Иеговы и все будет хорошо. Конечно, если натягивать сапоги на шпильке, облегающую курточку, на тебя будут западать мужики, – я хотел продолжить, но не нашел чем. Поняв, что реплику я не закончу, Аня хихикнула:
    - Ну, вообще-то я это для себя делаю. Все детство завидовала моделям из журналов.
    - Так ты хочешь и рыбку съесть и [сами знаете на что] сесть? Так же не бывает.
    Аня хотела меня перебить, но я любезно продолжил:
    – Что лучше? Быть незаметной и не нравиться себе или ловить восторженные взгляды и каждый день любоваться собственной прекрасностью в зеркале? – я опять не дал ей ответить. – В конце концов, не думаю, что тебя прям так уж достают похотливые самцы. Это ведь приятно? Помню, когда мы гуляли, ты меня под руку взяла. На меня прохожие девушки сразу начали ТАК смотреть…
    - Приятно… Поначалу – да. До первого похода в клуб. Помню, я разрешила «подцепить» себя какому-то подвыпившему парню. Мы опрокинули по стопочке, и он полез целоваться. Меня тогда чуть не стошнило ему в рот.
    Я понимал, что для Ани эти воспоминания болезненны, поэтому как мог, сдерживал смех. Аня продолжала:
    – Сейчас это кажется смешным, но тогда мне было ужасно противно. Мне казалось, что развратной быть круто, но все получилось иначе.
    Аня замолчала. Немного подождав, я чуть крепче прижал ее к себе. Опять я чувствовал ее беззащитность. Это льстило, и я тоже решил побыть беззащитным:
    - А помнишь, как мы с тобой поцеловались? На этом самом месте? Я тогда чуть в штаны не навалял! – мы рассмеялись. – Ты была такой настойчивой… Это первый раз, когда все сделал не я, – пустился вспоминать вслух. – Помню, был поменьше, и поглупее, всегда мечтал, что какая-нибудь девушка меня возьмет и поцелует. Хотя бы из жалости. Но никто меня жалеть не хотел, и пришлось стать сильным и немного наглым. Знаешь, во сколько я первый раз поцеловался? – я почувствовал, как Аня машет головой. – Хех… В двадцать лет. Полтора года назад. И все благодаря фотоаппарату. На море я познакомился с одной очень симпатичной девочкой на банкете. Она была официанткой, а я как бы гостем. Вообще-то меня никто туда не приглашал, но пропуск прессы творит чудеса. Когда все разошлись, я предложил помочь девочкам убрать со столов, а через полчаса провожал их всех домой. Мы были подвыпивши, веселыми и делились впечатлениями о вечере. Так завязалось знакомство. Помню, она была безумно глупой. Но милой. И, конечно же, с радостью согласилась мне позировать в качестве модели. На съемку я захватил презентованный мне за вредность коньяк, чтобы помочь расслабиться. Фото получились просто чудовищными, но было весело. Мы вдвоем тогда выпили грамм по сто и были «в кизло». Коньяк без закуски – страшная вещь. Вот я ей тогда рассказал, что еще никогда не целовался, и она предложила попробовать, исключительно в качестве эксперимента. Судя по всему, я тогда очень оплошал – она потом меня всячески избегала. Такие дела… Ты вернула мне веру в себя.
    - Серьезно?
    - Да. До тебя я думал, что ни на что не гожусь. Почему-то так получалось, что я ни с кем не встречался больше недели. Чтобы не разочаровывать себя, вообще перестал даже пытаться. А ты вот так вот, с легкой подачи… - я вытащил руку из-под Ани. – Блин, рука затекла.
    Аня хихикнула, слегка поменяла позу и положила руку мне на грудь и начала легонько ее гладить. Впервые я чувствовал себя мужчиной.
    Минут пять мы просто молчали, думая о своем. Я нарушил тишину:
    - Ань, – пауза. - Я хочу сделать тебя женщиной. Серьезно.
    Аня молчала. Никаких изменений я не заметил.
    - Эй, ты спишь там что ли? – уже шепотом и со смешком в голосе спросил я.
    - Нет, – еле слышно ответила она.
    Я ждал, что она прокомментирует как-то мое предложение, но Аня по-прежнему молчала. Все больше становилось не по себе.
    - Ань? Ань? Ты чего? Ты там плачешь что ли?
    - Нет, - всхлипнув, сказала она и вдрызг разрыдалась.
    Причин для слез было достаточно, и выяснять, какая именно - та самая, не хотелось. Да вообще, любые слова в такой ситуации лишние. Куда лучше сохранять понимающее молчание. Еще хотелось сильно обнять Аню, но мешал неудобный диван. Пришлось побороть порыв страсти и просто стирать слезки с ее щек.
    Знаешь, я тебе по секрету скажу, – все-таки начал я. – Только ты никому не говори. Я тоже еще в девках сижу. Ну, у меня еще ни разу не было… Тоже…
    Сквозь слезы послышался смех. Сначала легкий, потом сильней и потом началась истерика. Я недовольно фыркнул:
    - Очень смешно.
    - Да нет, Коль, не обижайся. Дело в том… Я вообще думала, что ты голубой. А что ты удивляешься? Мне достаточно попой вильнуть, и за мной уже очередь поклонников. А для тебя я из кожи вон лезла, а толку ноль. Ну а что? Ты, личность творческая, фотографируешь, музыку пишешь, видный парень, а девушки до сих пор нет. Точно голубой!
    - Видный парень?
    - А что, нет?
    - Да ну. Ты мне льстишь. Я знаю, что я урод. Еще и одноглазый. Именно это я пытаюсь компенсировать, развивая духовную составляющую.
    - Странный ты. Обаятельный, харизматичный. И ты довольно симпатичный… когда не горбишься.
    - Ань, только не думай, что я напрашиваюсь на комплементы. Просто ты меня изнутри немного узнала. Поэтому я тебе и симпатичен. А для остальных я только то, что снаружи. А снаружи сама знаешь что… Не перебивай. Я у детей спрашивал, с которыми работал. Дети никогда не врут. Они меня все обожали. Даже сценку как-то поставили про меня, мол, я ходил и дарил улыбки. Помню, хожу уставший по пляжу и ору «УЛЫБАЕМСЯ!» или «СКАЖИТЕ СИСЯ!», чтобы на снимках дети хоть чуточку улыбались. Так вот, когда я спрашивал, что они первое подумали при виде меня, многие отвечали «Дистрофик какой-то». И я…
    - Ну да, вес тебе набрать стоит. Дам тебе номерок, походишь на консультации, составишь диету и через полгода будешь в норме. Я тебе обещаю. И вообще, Хлевицкий, ты нытик!
    - Кто тут только что ныл?
    - То были слезы счастья.
    - А! То есть ты не против «трахэн-трахэн»?
    - Вот ты не можешь не вставить свои фирменные пять копеек? – Аня пихнула меня в бок.
    - Нет, ну серьезно, – вся романтичная обстановка куда-то вдруг пропала.
    - А что? Я не против, – Аня перестала хлюпать.
    - Как-то ты быстро согласилась?
    - А чего тянуть?
    - А чего до этого столько тянула? – КАКОЙ ЖЕ Я ДЕБИЛ. Когда я уже избавлюсь от идиотской привычки сначала говорить, а потом думать?
    Но Аня и не думала переживать. Игриво она парировала:
    - А раньше достойных кандидатов не было.
    - То есть ты считаешь… Эй, ты чего, ты это…
    Аня обхватила шею руками и впилась страстным поцелуем. Это было так неожиданно, что у меня сбило дыхание. Мои отчаянные попытки глотнуть воздуха, Аня видимо отметила как возбуждение и усилила натиск. Инстинкт самосохранения отчаянно боролся с нахлынувшей страстью. Вырываясь из ее объятий, задыхаясь, я начал заикаться:
    - А-а-ань, Ань, ст… Ст-стой… Стой! - Но Аня не планировала униматься. Пришлось силой ее оторвать.
    Судорожно дыша, я с опаской смотрел на Аню, а она смотрела на меня так, как будто хочет побить. Именно побить! Может она из тех, которые любят плетки, цепи?
    - Блин, - вдох. - Чуть не задушила! Ну, ты даешь! Ты что, щас задумала что ли того.
    - А почему бы и нет, - Аня приближалась ко мне, а я попятился назад, почти сразу упершись в край дивана. - Давай, не бойся.
    - Ань, Ань, тихо, тихо! Давай немного повременим? – я с опаской встал.
    - Зачем. – чистый гнев изливался из нее.
    - Ань, ты меня пугаешь. ДА УСПОКОЙСЯ ТЫ, - эти слова немного отрезвили ее. – Такое дело не каждый день бывает. Нужно подготовиться.
    - Я не хочу готовиться! Я сейчас хочу! Понимаешь, Я ТРАХАТЬСЯ ХОЧУ!
    Ооо… совсем плохо дело…
    Я понимал, что уговоры подождать и любые доводы сейчас будут бессильны. Если я просто скажу «нет», она меня вообще возненавидит. В таких ситуациях остается только падать на спину и поднимать лапки вверх.
    - Ань… - я опустил глаза. – Я не готов. Понимаешь… Ну, называй меня трусом, говном, чем хочешь, но я сейчас не могу…
    Я сел на диван, прижал колени к груди, обхватил их рукам и сделал вид, что тихонько плачу. Не знаю, поверила Аня или нет, но внутренняя мать в ней все-таки проснулась. Она аккуратно села рядом и начала трепать мои волосы.
    - Дурачек. Ну не реви. Не знаю, что на меня нашло. Пойми меня, старую женщину – нашло что-то, сама не знаю. Да и правда страшно трахаться хочется.
    Стратегическое преимущество моей позиции было в том, что понять, плачу я или смеюсь, было невозможно. Чем я активно пользовался. Аня видимо решила, что я уже совсем разрыдался (пускай думает, что я немножечко гей).
    - Ну-ну. Не нужно, а то я сейчас тоже заплачу.
    Как можно сильнее я мял лицо о коленки и локти, чтобы оно выглядело заплаканным и помятым.
    - Плакса, - как будто только что начав смеяться, ответил я. – Давай подождем до следующих выходных? Я подготовлюсь… Морально… А знаешь, я это уже вижу.
    -.
    Подобно ведущим с телеканала «Культура» я начал медленно рассуждать, пережевывая каждое слово:
    - Я стою в красных труселях, ты лежишь в красных труселях…
    Договорить мне помешал точный удар подушкой в голову.
    _______________________________________________________________

    День сегодня обещал быть феерическим. Во-первых, Иван (старый друг) договорился с двумя симпатичными девочками про импровизированную фотосессию, во-вторых, на сегодня была назначена операция «Вторжение между ног». Между ног сами знаете кого. Второму пункту я уделил в течение недели достаточно много времени, читая статьи и просматривая обучающие ролики (а таковых оказалось на удивление много). А еще я страшно переживал. Впервые за три с лишним года я чего-то так боялся. Ни самые страшные экзамены, ни операция, ни многолюдные аудитории, перед которыми мне приходилось выступать, не заставляли меня так робеть, и все из-за того, что мне придется заняться сексом с близким мне человеком? Странный я все-таки…
    Ванек позвонил часов в десять:
    - Колян, здорова!
    - Здорова. Шо там?
    - Они короче морозятся.
    - Мдя… Говорят, что заболели?
    - Угу.
    - Ну-ну, – я верил в эту отмазку, пока не вывел четкую закономерность.
    - Так мож давай просто прогуляемся?
    - Давай. Мне как раз до часу нужно чем-то заняться.
    - Ну, тогда подходи ко мне.
    Иван жил минутах в десяти от общаги, но за эти самые десять минут мне стало ясно, почему девочки заболели: шел мелкий противный дождь, под ногами чавкал мокрый и грязный снег, наполовину превратившийся в воду, которая в некоторых местах доставала до щиколоток. И все это сопровождалось редкими, но пронзительными порывами ветра. Очень радужно короче.
    Ждавший меня на пороге подъезда Ванек, полностью разделял мою точку зрения относительно погоды и, посовещавшись, мы решили просто попить чаю у него дома.
    Часика полтора мы терзали в 3Ds MAX одну халтурку, добиваясь чего-то лицеприятного. Так и не добились. Но уже подходило время встречи с Аней и пришлось прощаться. Мы договорились с ней еще на прошлой неделе, что звонить и писать друг другу не будем и что встретимся ровно в час возле памятника Каразину, недалеко от одноименного университета. По пути я размышлял, как все это будет происходить, представляя Анну Русинову в эротичном красно-черном нижнем белье, которая… Впрочем, этот момент мы упустим. В одном из образов я представил, как мы, сидя на кровати, пьем шампанское на брудершафт, и вспомнил, что шампанского я как раз таки не купил. Зайдя в ближайший магазинчик, нашарив приготовленные 150 гривен (20$), я обратился к молоденькой продавщице.
    - Добрый день, - вежливо начал я. – Скажите, какое у вас шампанское самое дорогое?
    - [Реклама], - с отсутствующим лицом ответила она, а потом добавила. – Пятьсот шестьдесят гривен.
    - Э… А до ста пятидесяти что есть?
    - Артемовское, – продавщица пожевала жвачку и с легкой издевкой добавила. – Сорок семь, пятьдесят.
    Странный у них разброс цен… Ну ладно.
    Купив бутылку и коробку каких-то конфет, я расплатился, поблагодарил и, не дождавшись ответа, вернулся на проспект. Время поджимало, и я прибавил ходу. Было скользко, а за спиной рюкзак с двумя фотоаппаратами, тремя объективами (один из которых вообще не мой), и подарочным набором. Это слегка тормозило. Пр

    - Ань, доброе утро.
    - Привет. Не отвлекаю?
    - Это точно Аня?
    - Иди ты! Нет, серьезно?
    - Тебя я готов слушать сколько угодно!
    - Ух, дамский угодник! Нужно сегодня встретиться.
    - Начинается!
    - Ну, Коль!
    - Да шучу я. Че там у тебя? Только все и по порядку.
    - Мой доктор, помнишь, я тебе говорила? Так вот, он хочет, чтобы ты со мной пришел на прием. Он хотел бы побеседовать.
    - А чо за доктор?
    - Ну, я ж тебе говорила, я к нему…
    - Нет, это психолог?
    - Да… А ты думал - кто?
    - Боялся, что сексопатолог.
    - Ха-ха-ха! Ну, могу тебя и туда сводить!
    - Не, я как-нибудь сам. Так что там, на счет доктора?
    - Завтра, если сможешь, к четырем. Ага? За тобой заехать? Это возле Бекетова. Хорошо, встретимся без десяти там. Давай, удачи!
    Это точно была не Аня. Звонить за сутки и полностью раскрыть все карты… Как-то неожиданно даже. Она не перестает удивлять, по крайней мере.
    После последней нашей встречи мы неделю не виделись, договорившись, что так будет лучше для нас обоих. Вообще-то, это была моя инициатива. Во-первых, у меня приближается сессия, а на ее темном (я бы даже сказал мрачном) фоне все меркнет вопреки всем законам оптики. Во-вторых, хотелось все нормально обдумать. Та маленькая часть мира, в которой существовали мы с Аней, поменяла полярность. Поменялись и физические законы. Утром меня отталкивало от нее, а тем же вечером между нами была такая связь и напряжение, что ни разность в возрасте (пускай и незначительная), ни принадлежность к разным социальным классам, и, конечно, такая мелочь, как ментальность, не могли противостоять нашему сближению. Мне сейчас, сидя в пропахшей старыми носками комнате, очень приятно вспоминать тот момент. Дружеский поцелуй… Наверное, такое бывает только у девушек и является непосредственной частью женской дружбы. Хотя я могу и ошибаться. Дамы, если не прав – поправьте, буду благодарен.
    В 15.30 следующего дня я уже стоял возле станции метро «iм. архiтектора Бекетова», разглядывая небольшие произведения искусства, которые были точными копиями знаменитых харьковских сооружений – три церкви, «Госпром», памятник кобзарю и что то, что идентифицировать я не смог. ИМХО – самые знаменитые памятники харьковской архитектуры это «мяч» и «памятник великому онанисту». Так же интересно то, что памятники находились внутри кубов из плексигласа (прозрачный пластик), вроде как слепленного герметично, но на каждом экспонате был слой пыли в палец. Как они так умудрились? Как говорил преподаватель по интеллектуальной собственности: «Так только украинцы могут!». Так же меня удивило то, что на памятнике влюбленным нет признаний в любви (мне давно как-то запомнилось «ЛЮБЛЮ КОНОПЛЮ!»). Сразу видно, что недавно выборы были. Почистили, поубирали…
    Я присел на скамейку рядом с читающим дедушкой и выключил плеер, но наушники не вытащил, чтобы на этот раз не пропустить Аню. Наверное, сзади подойдет и глаза ладошками закроет, а я ей - «Петя?», а она обломается. Но обломался я, когда увидел ее, выходящей из метро. Ого! Это Аня? А-ха-ха-ха-ха.
    - Здорова! Ты в церковь, что ли, собралась? – выглядела Аня слегка странновато. Обычно ее прикид состоял из полусапожек на шпильке, красного или черного цвета, темных или светлых колготок, деловой, но, все же, коротковатой юбки или шорт, футболки и курточки. А сейчас на ней брюки, теплая куртка, обычные, похожие на больничные тапки, туфельки, куртка и платок! ПЛАТОК.
    - Что такое? – с удивлением спросила Анна.
    - Не, ну я понимаю – ноги устали от каблука. Платок тебе зачем? – я, как ребенок, начал дергать за край платка.
    - В метро дует. Нужно укутываться, – получил по рукам.
    - Ты в метро ездишь. – удивился я.
    - А что тут такого? – Аня начала жеманничать. – Ну конечно, я бы могла на вертолете полететь, но, понимаешь, там приземлиться негде.
    - Негде? – с поддельной досадой спросил я.
    - Угу, - так же печально ответила Анна.
    Уже надоело писать эту фразу, но никуда не денешься – «Мы рассмеялись».
    Прогулочным шагом мы пошли в сторону студенческой поликлиники, попутно обсуждая, как у кого прошла неделя. В общем-то, никак. У нее работа, у меня – учеба. Аня сказала, что все обо всем поведала своему доктору.
    - И что же он сказал?
    - Сказал, что это плохая идея.
    - Да он просто ревнует!
    - Ну, вообще-то это «она».
    - Знач лесбиянка.
    - Ей 60 лет!
    - А это вообще ничего не доказывает! Что ей не понравилось?
    - То, что мы были близки.
    - А мы были близки?
    - Не прикидывайся идиотом!
    - Ну, подумаешь, просто поцелуйчик…
    - Просто поцелуйчик? – ее возмущению не было предела. Я начал отговариваться, очень тактично и осторожно. Опять я не пойму ее.
    - Просто дружеский поцелуйчик. Ты сама говорила, что мы просто по-дружески поцеловались. Не, ну давай, чтобы все по чесноку было. У нас никаких отношений. Я с тобой дружу, ты меня снабжаешь хавчиком и учишь взрослой жизни?
    - Купился! Ха-ха! А возмутился то как! Испугался?
    - Не то слово. Я тебя тоже как-нибудь подловлю… - последняя фраза была сказана с ехидной улыбкой и дьявольским взглядом. Учитывая то, что один глаз у меня всегда смотрит прямо, выглядело это очень нелепо, но очень устрашающе. По ней пробежал холодок. – А тебе в платке идет! Я б тебе в метро десять копеек дал. Даже пятнадцать!
    - Хлевицкий, че ты ко мне пристал?
    - Уже «Че» говоришь. Пошли еще «семак» купим?
    - Раньше ты мне больше нравился.
    - Тут, понимаешь, как в сказке, только наоборот. В сказке принц жабу поцеловал, и она стала принцессой, а тут принцесса поцеловала принца, и он стал жабой. Как тебе?
    - Ты Петросяну шутки не пишешь?
    - А в этом ничего зазорного кстати нет! Вы просто ничего не понимаете! У Евгения Вагановича очень тонкий юмор. Его будут понимать только в третьем тысячелетии. Возможно, объявят пророком даже! Религия «петросянство» и все такое…
    - И тут Остапа понесло…
    - Ладно. Чет я и в правду несу чепуху. Мы на поцелуйчике закончили.
    - «Поцелуе».
    - Какая разница?
    - Большая!
    - Че ты кричишь? Дети спят! Ладно, на поцелуе. Что в этом плохого?
    - Доктор сказал… сказала, что в любом случае, человеческая сущность возьмет свое и начнется любовь. А кончается любовь либо плохо…
    - Либо не кончается, - я сделал вид, как будто в уме считаю 7х12. – Да, возможно и такое, но не думаю. Со мной такое не пройдет. Да и с тобой, наверное, тоже.
    - А со мной почему?
    - Кто у нас тут двадцатичетырехлетняя девственница? Стоп! Только не обижайся! Тихо, тихо, вот так. Я не в обиду, извини, как-то сразу не подумал. Ну, ты ж в курсе, часто в голову били…
    - Я к ней с этой проблемой пришла сама. 24 года и еще девочка.
    - И вот эти полгода ходила на консультации? Давай, щас один звонок, и все твои проблемы решим – красавец мужчина, грудь волосатая…
    - Ну ты и дурак, слушай. Я тебя что-то вообще не узнаю.
    - Ну, извини. Просто соскучился сильно, - я обнял ее как старого друга – сильно и приподняв над землей. Аня немного взвизгнула, - уже целую неделю не видел! Радости слишком много. Ты ж знаешь, что я иногда бываю неадекватный…
    - Не знаю…
    Хитро улыбнувшись, я посмотрел на нее…
    Мы зашли в старенькую двухэтажную сталинку, на которой никаких надписей, кроме тех, какие бывают на старых сооружениях, не было. Что это за доктор? Хоть бы вывеску повесила? Поднявшись на второй этаж, Аня достала мобильный и набрала кого-то. У нее 55й семён (Siemens a55)! Прям как у Карины! Это у них мода такая что ли? Аня постучала и ей тут же открыли. Конспирация? Что это за блат-хата такая? Мы вошли. Открыла нам милая девушка в строгом брючном костюме, предложила раздеться и пройти. Моему взору открылся коридор, совершенно типичный для шестидесятилетней докторши. Старая, но добротная деревянная мебель, много светильников (один, конечно же, в виде рыбки), и портрет Сталина в венце композиции. Кстати, такого портрета я еще никогда не видел. Обычно Сталин стоял прямо и, чуть повернув голову в бок, смотрел в сторону, либо стоял под углом, головой смотрел туда же, но искоса поглядывал на зрителя, как бы говоря: «Ну, что же ты, товарищ…». А тут Иосиф Виссарионович стоял прямо и смотрел прямо. И как-то странно смотрел… как на говно (простите). Хотя, наверное, именно так и смотрел. Видимо это очень редкий портрет. По ходу, бабушка еще та…
    Раздевшись, мы прошли в другую комнату. Опять сюрприз – дорогие стильные зеленые обои, с рифленым рисунком и золотистым отливом, огромный стол, больше похожий на постамент для памятника, шикарное кожаное кресло и такой же диван. Все абсолютно новое. Такое впечатление, что вот-вот, вчера привезли. Идеальный порядок, все аккуратно сложено, ни пылинки, ни мусоринки. Рядом со столом стоял офисный шкаф, на котором ровно, как богатыри Черномора, в алфавитном порядке стояли папочки с буквами. От А до Я на верхней полке и От А до S на нижней. Удивила папка с буковкой «Ы». Даже комментировать не буду. В комнате висели фотоработы советских художников. Не помню их фамилий, но точно помню, что видел их в журнале «советское фото». У этой дамы определенно есть вкус!
    Я плюхнулся на мягкий диван, а Аня аккуратненько присела рядом. Было заметно, что Аня разнервничалась, и не на шутку.
    - Ты хоть глупостей не говори! – Тихо, но очень возбужденно сказала она.
    - Ты всегда в таком состоянии, когда сюда приходишь?
    - Да ты что? Это ж доктор Фейзельштам! – Аня восторженно подняла руки вверх.
    - А-ха-ха! ФейзальштамП! – знаю, это некрасиво, но, почему-то, сдержать себя я не мог. Наверное, тоже нервничал. И тут - epic fail – оказывается, эта дама уже стоит в проходе. В силу своей одноглазости, я ее не увидел.
    - Елизавета Егоровна ФейзельштаМ, молодой человек. Прошу любить и жаловать. Вы находите в моей фамилии что-то смешное? – совершенно бесстрастно спросила женщина. Я никогда не дал бы ей шестьдесят. Ну, максимум, сорок пять. Вместо ожидаемой старушенции в пенсне, и с боа на шее, перед нами предстала очень даже привлекательная дама в летах, облаченная в безумно красивый деловой костюм из атласной ткани серого и белого цвета. Костюм был даже немного футуристичным – отливал металлом, очень облегающее сидел, подчеркивая прекрасную фигуру и имел несимметричные элементы – ворот, рукава, юбку. Лицо ее выглядело еще моложе, чем она сама. На его форме, конечно, время и оставило свой отпечаток, но вот на коже виднелся отпечаток дорогостоящих кремов и мазей. Она носила очки. Слегка зауженные, в черной пластиковой оправе. Волосы светлые, совершенно естественного пшеничного цвета, аккуратно старательно уложены в «каре». По-моему, это зовется так.
    – Молодой человек, мне повторить свой вопрос?
    - Нет, спасибо, я прекрасно понял вас, - тщательно подбирая каждое слово, неспешно ответил я. – Я ожидал увидеть даму в годах, слегка выжившую из ума. Зачем у вас висит портрет Сталина в коридоре?
    - Почему вы так решили? Неужели Анна вам так меня представляла? – вопрос про Сталина не подействовал! Черт! Еще и Аня на меня смотрит как на врага народа. Нужно было ляпнуть такое? Почему врожденный кретинизм проявляется именно в такие моменты. Передо мною стояла Доктор Фейзальштам. Играть с ней в словесную дуэль - это как с камнем на танк бросаться. Нужно сдаваться.
    - Простите меня. Я поступил по-идиотски. Могу я как-то загладить свою вину?
    - Можете, молодой человек. Просто сядьте и постарайтесь думать перед тем, как что-то скажете. Нам всем этой пойдет на пользу.
    - Буду стараться, - сказал я, сглотнул, и вжался в диван. Елизавета Егоровна посмотрела на меня, как сами знаете на что. После, достала папку с буквой «Р» и села в большое коричневое кресло. В течение минуты она извлекла из большой толстой папки маленькую, быстренько пробежалась по четвертой или пятой странице (за пол года всего шесть страниц записей!).
    - Ну что ж… Николай, если не ошибаюсь? Голубчик, скажите, пожалуйста, как вы оцениваете ваши отношения с Анной?
    - На пять! По пятибалльной системе естественно, – видно, что она ожидала несколько другого ответа.
    - Прекрасно. Считаете ли вы эти отношения любовью?
    - А что вы вкладываете в понятие любовь? – я уже немного пришел в себя после ее психологической атаки и кое-что приготовил в ответ.
    - Привязанность. Влечение. Закончим пока на этом, - при каждом слове она вращала правой кистью, сжимая и разжимая ладонь. Я начал делать то же самое, но немного быстрее.
    - А что вы вкладываете в понятие привязанности и влечения? Не подумайте ничего дурного. Все дело в том, что уже седьмой год я обучаюсь в техническом ВУЗе. Я должен все для себя структурировать, - эта фраза немного вывела ее из колеи. Она следила за моей вращающейся рукой. Я перестал крутить, и она тут же перевела взгляд на меня.
    - Предположим, привязанность. Близость с человеком, желание окружить его заботой?
    - Ничего такого не замечал, – Теперь вертеть кистью прекратила она.
    - Прекрасно…
    - Простите, что прекрасно? Что не замечал? Или что не замечал «такого»?
    - Молодой человек, вы занимаетесь демагогией. Не так ли? – На ее лице читалась небольшая напряженность.
    - А что такое демагогия?
    - Вы издеваетесь?!
    - Почему вы так решили?
    - Не делайте из себя идиота!
    - Это вы делаете из меня идиота!
    - Нет! – ее хрупкая рука сжалась в кулак. - Это вы делаете из меня дуру!
    - Нет, вы сами из себя делаете дуру. И я не думал, что вы так легко купитесь.
    Елизавета Егоровна тяжело посмотрела на меня, вдохнула во всю грудь и… расхохоталась, хлопнув ладонью по столу. Я тоже начал смеяться. Не так рьяно, но вполне искренне. Аня, как белая ворона, сидела с непонимающим видом. Весь наш короткий спор она легонько дергала меня за штанину и шептала «заткнись!». Елизавету Егоровну что-то совсем понесло – она вся покраснела и успела откинуться на спинку. Как-то она подозрительно смеется – может у нее приступ чего-нибудь? Аня на меня обидится, если ее доктор помрет со смеху из-за меня.
    - Ой, давно я так не смеялась. Спасибо вам, Николай! Черная риторика?
    - Нет. Хотя тоже читал.
    - А что же? Нет, стойте! Психологическое айкидо!
    - Ага! - а бабушка соображает! Кстати забавно, что из всех трех книжек по психологии она попала в две. Может, будет считать меня умным?
    - Анна, позвольте ввести вас в курс дела. Тоже посмейтесь. Николай отработал на мне самую примитивную (спасибо блин!) тактику психологической защиты, переходящей в нападение. А я купилась! Старею, наверное…
    Аня так и не посмеялась. По лицу было видно, что ужас вроде сошел, и как бы все хорошо, но необоснованная тревога осталась.
    - Все-таки, давайте вернемся к теме разговора. Но только на этот раз будем откровенными. Хорошо? – ее тон стал намного приятнее и дружественнее. Может, она сразу так все спланировала?
    - Хорошо. Меня к Ане не тянет, и секса с ней я не хочу.
    - Анна, а что вы скажете по этому поводу?
    - Я вам все рассказывала все в прошлый раз? – Аня выглядела еще более неуверенной.
    - Может быть, что-то поменялось за прошедшее время?
    - Нет. – Она потупила глаза.
    - Быть может, вы хотите уточить что-то?
    Еще более краткое «нет».
    - Доктор, вам не кажется, что Аню эти вопросы напрягают? – забыв про такт, бросил я.
    - Николай, не стоит так враждебно воспринимать меня. Я не чудовище. По крайней мере, не такое, как вы себе представляете. Анна?
    Аня испугано подняла глаза. Я этот взгляд уже два раза видел и знал, что он значит. Только не пойму, что он сейчас тут…
    - Елизавета Егоровна, Доктор, вы делаете человеку неприятно. Неужели этого не видно? Чего вы от нее хотите добиться? По-моему, и так все понятно! – я немного привстал от ярости.
    - Хм. И что же вам понятно?
    - То, что Аня стесняется говорить!
    - А почему она стесняется говорить?
    - Думаете, я куплюсь? Выкладывайте.
    - А вы проницательный человек, Николай. Когда поняли?
    - После вопросов, повторяющих ответы, - я только сейчас заметил, что Аня сидит и ржет.
    - Неплохо. Вы разнервничались, думала, не будете амортизировать. Вернемся опять к теме. Мы разыграли сценку перед вами. Аня – прекрасный актер. Вы ей поверили?
    - Зачем задавать вопрос, если ответ вы все равно знаете?
    - Более того! Вы совершенно предсказуемо себя повели. Я именно так все и описала еще при нашей прошлой встрече с Анной.
    - Серьезно Ань?
    - Я тебе говорила, что это гений? А ты что?
    - А что я. Я жертва в руках коварных женщин, - коварные женщины обменялись улыбками. – Ну, давайте выкладывайте, что вы заключили?
    - Вы прекрасно подходите Анне как психологический балласт.
    - Аня мне говорила обратное. По ее словам, я не подхожу.
    - Анна создавала мне поддельный авторитет, - вот я тупой, а? – Я повторюсь: моя рекомендация – продолжить общение с вами. С некоторыми оговорками.
    - Вы рекомендуете Ане с кем встречаться, а с кем нет?
    - Николай, вы меня удивляете. То сообразительностью, то глупостью. Вы в курсе, что Анна познакомилась с вами благодаря моему совету?
    - Да…
    - Вы в курсе, что мы с Анной обсуждали все ваши встречи?
    - Теперь уже да…
    - Вы в курсе, почему Анна обратилась ко мне за помощью? – я кивнул. - Вот видите? Теперь вы понимаете, на сколько ваш вопрос глуп?
    - Доктор, я умываю руки. Вы… Вы соображаете!
    - Вот и прекрасно. Теперь, голубчики, вам обоим я дам некоторые рекомендации. Во-первых, вам обоим не хватает событий. И если Николай спокойно это переносит (откуда она все это знает?), то Анне до точки «Икс» не долго осталось. С голодом здорового общения мы уже разобрались. Николай, вы знаете, что такое голод здорового общения?
    Сначала хотелось сказать «Да». Потом понял что переспросит, и, по-любому, скажет что не так. Скажу «нет» - скажет, что можно было бы догадаться. Так и поступим:
    - Могу только догадываться.
    - Голод здорового общения – совокупность неудовлетворенных социальных потребностей, таких как признание, узнаваемость, общение непосредственно, и, собственно, все. Во-вторых, нужно утолить голод случайных событий. К сожалению, большинство людей пытаются свести свою жизнь к определенной периодической функции. Жить так значительно проще, но, без решения неожиданных нестандартных задач, человек может забыть о личностном росте. Снабжайте друг друга такими ситуациями. Пока закончим на этом.
    Теперь я понимаю, почему Аня все делала спонтанно. По крайней мере, для меня. Только сейчас я понял, что это была забота. Все-таки, она очень хороший человечек!
    - Все что ли?
    - Николай, у вас есть вопросы?
    - Да! Я вас реально подловил или это входило в «хитрый план»?
    - Нет, в «хитрый план» это не входило.
    - Доктор, не юлите. Я вас спросил об одном, а вы мне ответили совершенно другое.
    - Да, вы меня действительно… Как вы говорите? Ах да, «подловили».
    Меня попросили подождать за дверью. Я вернулся опять в коридор со Сталиным. Восстанавливая произошедшие события, я понял, что ничего не понял. Если эта Елизавета Егоровна такой проницательный и расчетливый доктор, если из Аниных рассказов она довольно точно обрисовала мой психологический портрет…. Я очень редко себя так веду вообще. Как сейчас. Вообще, странно был построен весь этот разговор. Облом, дерзость, мягкость, опять дерзость и раскрытие карт. Потом про психологический голод…. Зачем тогда я нужен был вообще? И как все это может быть связано с девственностью Анны Русиновой? При чем тут голод вообще? Мужика снять на ночь все дела? Пойду-ка я к ним, пускай объяснятся!
    Я без стука вошел в комнату, которую минуту назад покинул. Сделал я это совершенно бесцеремонно и довольно шумно, думал, что они удивятся, но удивиться пришлось мне. Они спокойно, улыбаясь, смотрели на меня.
    - Вот видишь Аня, - сказала доктор Фейзельштам. – Совершенно предсказуемый молодой человек. Выгодное сочетание экстраверта и логика образует непредсказуемую, но адекватную личность. Думаю, что общение с тобой Николаю будет куда полезнее, чем тебе с ним. Уверена, ты сможешь открыть в нем множество качеств, о которых он сам и не подозревает. Однако если Николай будет прилагать определенные усилия, то и ты выиграешь. Николай, вы согласны организовывать досуг Анны?
    - Э…
    - Думаю, что он согласен. Не волнуйтесь, голубчик. Я понимаю, что с вами поступили бесцеремонно и очень грубо. С точки зрения психологической этики. Но вы сильный и не думаю, что это вас сильно будет тревожить, не так ли?
    - Э… да?
    - Ну, вот и славно. У меня к вам будет личная просьба. Вы сможете описывать все происходящее на бумаге, в виде рассказа?
    Я совершенно растерялся:
    - Я… Это… Я никогда не писал…
    - Голубчик, вы лукавите?
    - Не называйте меня «Голубчик».
    - Давайте не уходить от темы?
    - Но я правда никогда не писал. Может, пару раз пробовался, но никто на эти очерки не обращал внимания.
    - Я не говорю, что вы должны писать бестселлер. Просто описывайте происходящее. В первую очередь для себя, во вторую – для Анны. И мне была бы интересна ваша точка зрения на происходящее.
    - Моя? Аня тоже пишет о происходящим? - почти с детским интересом спросил я.
    - Нет. Аня все излагает мне в словесной форме…
    - Давайте, я вам тоже все буду излагать в устной форме?
    - Николай, вы знаете, что перебивать старших некрасиво?
    Я виновато кивнул.
    - Давайте договоримся так: вы опишете знакомство с Анной, а там посмотрим. И не нужно бояться. Никто не собирается вас критиковать.
    - Я не боюсь! Хорошо, договорились. Начало так начало, – и зачем я сказал, что не боюсь? Как последний простак я попался на эту удочку! Ну что за кретин.
    - Прекрасно. И, Николай, прошу вас, не переживайте по поводу своих оплошностей. Вы прекрасно понимаете, о чем я. Не нужно, это лишнее. На моей стороне многолетний опыт общения и ученая степень профессора. Мне хотелось бы отметить, что общение с вами меня позабавило. Давно я уже не разминалась. Хочу вас поблагодарить за это.
    - Что мне сказать? Я даже не знаю. Вы все наперед знаете. Вы с дьяволом не знакомы?
    - Хех, Николай, у вас еще все впереди. Не стоит переживать. Если учесть, что вы обучаетесь в техническом ВУЗе, у вас выдающиеся способности. Их стоит развивать.
    -Ну, вы меня засмущали совсем.
    Елизавета Егоровна подошла к своему столу. Только сейчас я заметил, что на краю лежала небольшая бумажка желтого цвета (ну знаете, продают разноцветные стопочки склеенных листиков для записей). Хотя нет – ее раньше не было. Я бы заметил! Она взяла ее и протянула мне. На обороте аккуратным каллиграфическим почерком было написано «Вы меня засмущали прям». БЛИИИН! Ну, пускай, засмущать меня – можно предсказать. Но чтобы точно знать, что я скажу? Она точно с дьяволом на короткой ноге! Мне ничего не оставалось, как удивленно развести руки, расплывшись в растерянной улыбке. Аня не была удивлена. Она гордо смотрела на меня так, как будто это написала она. А может действительно она? А я смотрел в пол…
    Я чувствовал себя ужасно. Вроде бы предпосылок не было, но я был разбит. Давно уже такого хренового настроения не было – меня морально избили. При чем били уже лежачего. Зачем этот последний фокус? Просто чтобы окончательно сломать? Со стороны это может показаться вполне мирной забавой, но на самом деле это очень сильно напрягает – всегда в рукаве нужно иметь пару козырей, чтобы удивлять окружающих, а когда все твои действия знают наперед…. Даже не знаю. Так ведь нельзя!?
    И тут меня опять осенило! Конечно же, Елизавета Егоровна не ставила целью меня расстроить ради своей потехи. Думаю, она наигралась в эти игры за всю свою практику. Она хотела этим что-то показать. Что показать? Предсказуемость, я, Аня… Голод на случайные события, я, Аня – чувствуете? Аня и раньше упоминала, что все у нее очень постоянно – друзья, с которыми ничего кроме спортзалов и клубов не объединяло, работа, где она должна себя вести так, как должна, постоянное соответствие стандарту бизнес-вумен. И никаких случайностей! Я пробыл в этом состоянии около минуты, а жить уже не хотелось. А у нее так всю жизнь? Ну, или какой-то длительный период? Все равно это ужасно. Я должен стать для нее генератором случайных событий. Самое интересное, что Она уже делала это для меня, и я ее за это начал было ненавидеть. Бедная Анька! Она сделала для меня такое, о чем можно писать книгу! Да если бы не она, где бы я сейчас был? Читал луркоморье и писал никому не нужную музыку? Как же мне с ней повезло!
    Я чувствовал себя еще большим козлом, чем тогда, вечером, в машине. Посмотрев на Доктора, я наткнулся на ее вопросительный взгляд. Я кивнул, и она улыбнулась. Пусть лучше Аня не знает. Нужно только узнать, Аня все делала по инструкции или дошла до этого сама? Или вообще на уровне подсознания?
    С энтузиазмом я просил:
    - Доктор, а в чем заключается ваша методика? Я тоже хочу так!
    - Думаете это дар? Это проклятие! Врагу не пожелаешь! Знать, как поступит твой собеседник ужасно! Все диалоги невольно превращаются в обычный расчет! Я нормально даже книгу прочитать не могу.
    - Вы преувеличиваете, доктор, - улыбаясь и кивая, сказал я. Все ясно. Двусмысленности быть не может.
    Внутри я восхищался Доктором Фейзельштам, одновременно сочувствуя ей. Наверняка эта дамочка при СССР работала в структурах типа КГБ, раскалывая шпионов самой высокой категории. А сейчас лечит 24х-летних девственниц. Во жизнь, а?
    - Итак, дорогие мои, давайте вернемся к нашим вопросам. Николай, на вас я возлагаю обязанность организовывать досуг Анны. Как вы на это смотрите? Вашего окончательного ответа мы так и не услышали.
    - Завжди готов! (рус. – Всегда готов!).
    - Прекрасно! Николай, я попрошу вас выйти. Мне нужно обсудить с Анной кое-какие вопросы. Но будьте добры в этот раз вести себя более сдержанно?
    - На этот раз у меня больше нет вопросов.
    - И, Николай, там, на кухне, тортик. Я его испекла час назад, он как раз застыл. Буду признательна, если вы угоститесь.
    - Торт без фокусов?
    - К сожалению да, - Елизавета Егоровна рассмеялась так, как это делают самые обычные старушки.
    Я направился за тортом. Раньше вежливость заставляла сказать что-то, типа «Нет, спасибо, я не голоден», или отмазаться: «Мне сладкое нельзя», но последние года полтора я не страдал поддельной скромностью. Предлагают – ни в коем случае не отказывайся! Дают – бери! Во-первых, так можно обидеть хозяина, во-вторых, второго шанса может не быть.
    Я прошел на кухню, которая была такой же, как и коридор – старая, но очень добротная мебель, хрусталь в серванте, небольшой столик, на нем красивая зеленая подставка, а на ней шоколадного цвета торт. Не покидало чувство, что в торте записка. Или где-то под ним. Я быстренько, постоянно прислушиваясь и оглядываясь, начал исследовать пространство стола на наличие посланий. Вроде бы ничего. Хотя нет – торт стоит на картонной подставке. Может под ней? Я приподнял торт вместе с подставкой – что и требовалось доказать! Записочка! Такая же желтая, как и в кабинете. Достал, прочитал, улыбнулся. Потом таки начал ржать: «Николай, кушайте торт! Приятного аппетита!». Тот же каллиграфический почерк. Значит, писала Елизавета Егоровна. Ну дает!
    Я взял блюдце из стопочки на столе, отрезал себе небольшой кусок, взял ложечку, и попробовал. Даже не знаю, как описать. Слегка горький шоколад с очень плотным вкусом на языке моментально вызвал слюноотделение. Слюнки потекли с немыслимой скоростью! Но это только верхушка! Первый раз за много-много лет я не стремился быстро прожевать и проглотить. Под шоколадом был бисквит. Самый обычный бисквит, еще теплый и просто приятный. Что там посерединке? Суфле? Цвет какой-то стремный – сине-зеленое. Попробуем. Мммм! Мой единственный зрачок расширился. Не знаю, что это, но его кисленький вкус опять напряг мои слюнные железы. Что это? Где то я это уже пробовал, вроде… Только не могу вспомнить, где. Немного повозив во рту, я не выдержал и проглотил. Потом опять откусил суфле. Черт! Да что же это такое! Настолько приятный и знакомый вкус! Такое впечатление, что пробовал что-то такое когда-то давно. Вскоре я выел всю середину, но тайного ингредиента определить так и не смог. В расход пошла оставшаяся верхушка. Пока меня никто не видел, я решил слизать верхний слой шоколада. Вкусно же!
    Остался низ. Низ из бисквита, но с какими-то вкраплениями. Орехи какие-то? Ложечкой я достал одну единицу вкраплений и попробовал. Отдавало таблетками. Пектусином, что ли? Я давно его не употреблял, но вкус помнил хорошо - в детстве часто болел, знаете ли. Но не будет же доктор Фейзельштам пихать в торт пектусин? Я достал из куска все осколки, но опять не удовлетворил свой интерес. ИНТЕРЕС! У нее даже торт интересный. Какой же уникальный человек!
    Следующий кусок (он был раза в три больше первого) я ел целиком. Так оказалось гораздо вкуснее. Видно, во мне сыграла животная жадность, и третий кусок уже был втрое больше второго. Четвертый еле помещался на блюдце…
    Аня и Доктор вышли, сразу уставившись на меня. А я на них. Должен сказать, что мне удалось удивить госпожу Фейзельштам – на ее лице было неподдельное удивление, смешанное с детской радостью. Аня просто стояла и офигевала. Оно и понятно – на кухне, вылупившись на них, стою я с блюдцем, по которому размазан торт, рядом подставка с одиноким маленьким кусочком. Все лицо и руки в шоколаде, рот набит.
    - Я вам тут оставил… немного…, - изо рта, на вовремя подставленное блюдце, посыпались крошки.
    Они продолжали смотреть на меня теми же лицами. Елизавета Егоровна начала разводить руками:
    - Вы меня удивили, Николай! Нет, я ожидала, что с половиной торта придется попрощаться, но чтобы вот так!
    - Вы меня профтите, я тут немного задумался, - натужно прожевывая, сказал я. – Из чего торт? Никак не могу понять. Это суфле? Такой знакомый вкус?
    - Сливовое варенье. Очень хорошо взбитое, до состояния пены.
    - Блииин! Точно! Уже отвык от варенья! А это что за штучки белые?
    - Секретный ингредиент, – Доктор Фейзельштам хитро прищурила глаза.
    - Ну и ладно, – выманивать у нее что-то…. - Вы часто такие вещи готовите?
    - А что?
    - А то вы не знаете?
    - Каждый раз, когда ты будешь приходить, я буду что-то готовить, идет?
    - Я подумаю над вашим предложением.
    Моя шутка не вызвала смеха. Только удивление. Может, я ее таки удивил?
    Мы собирались. Накинув пальто, я помог Ане одеться, примерял на себя ее платок, получил по шее и натянул шапку. Думал, что Елизавета Егоровна скажет что-то, типа напутственного слова на прощание. Но она просто сказала «до свидания» и зашла в свой кабинет. Мы вышли, и дверь за нами закрылась. Наверное, это та девочка, которую мы встретили при входе. Странный вообще какой-то офис. Чертовщиной отдает. А я еще и торт ихний ел…
    Я никак не узнаю Аньку в этом платке! Наверное, никто не узнает.
    - Это конспирация?
    - Что? Платок? Ну, вообще-то да.
    - А от кого скрываешься?
    - Не знаю! Просто не хочу, чтобы кто-то знал, что я пользуюсь услугами психолога.
    - ПоЛьЗуЮсЬ УсЛуГаМи ПсИхОлОгА, - начал перекривлять я, - будь мужиком! Давай снимай!
    - Что.
    В ответ я резко, но аккуратно сорвал платок и отбежал на несколько метров. Махая платком, как тореадор, я продолжал ее дразнить. Аня была в маленьком бешенстве. Отдельного внимания требует ее прическа – только что уложенные волосы торчат во все стороны волнами, а в одну сторону (в направлении сдергивания платка) – одна большая, взъерошенная копна черных волос, напоминающая козырек. И эти суровые глаза, торчащие из-под него. Ну, это нужно видеть! Простите за отсутствие фотографий. Тут бы они не помешали.
    Как Федя сдувал в «приключениях Шурика» обоину с глаза, Аня пыталась сдуть нависшие волосы. Первый раз ничего не дал, на второй помог ветер, направление которого противоречило настроению Анны. Вследствие чего, копна поменяла свое направление, свесившись налево. Аня напоминала маленькую обиженную девочку. Ну что ж, Анна Русинова, получай интересную жизнь!

    Ну я вроде как игру делаю, воооот.

    Я упоминал ранее, что очень хотел сделать игру, но у меня ничего не получилось, ибо программиста не было. Но после того поста мне несколько человек предложили свою помощь, хоть я это и не афишировал. Реактор сочувствующий, в общем. В итоге я стал готовиться к разработке своей идеи с одним из товарисчей, которые предложили мне помощь тогда, и своим другом из колледжа. Мы очень долго мучились с графикой, дополнительными редакторами и спрайтами, спрайты для тестового уровня раз 5 точно были перерисованы, и вот теперь всё вроде как готово к основному этапу разработки, о чём я решил почему-то сообщить на реакторе.
    О самой игре могу подробно написать в комментах, если есть надобность, ну а в целом это будет мрачный и тусклый платформер, с разнообразными и меняющимися уровнями и суровыми боссами, хардкорностью и, надеюсь, оригинальностью и незаштампованностью на фоне аляповатых современных Инди-игруль. А ещё у нас не будет "инди-инди-инди, пиксели, крафтинг, открытый мир", ну я по крайней мере надеюсь на это)
    Арт ниже - скетч моба и персонажа, приближенный к тому, как оно должно будет выглядеть в игре, хотя настоящие спрайты рисуются на бумаге и намного более кропотливо и аккуратно по большей части.
    Ну, проще говоря, хочу выразить благодарность Реактору и его юзерам за саму возможность реализовать свою идею, даже если в итоге мне ничего не светит =)
    Более подробная инфа по игре, скриншоты, и всякое такое скорее всего будут уже месяца через два, может даже трейлер склепаем)
    P.S. - Если интересно, том нам не помешал бы второй программист, аниматор и музыкант. Если вы вдруг один из них, и вас не пугает то, что проект "инди-инди-инди" и легко может зафейлиться, то я с радостью принял бы помощь от вас, ну и тёпло-ламповую атмосферу диванной разработки я могу гарантировать :D
    P.P.S. - В комменты закину примеры спрайтов тестового уровня. По ним довольно трудно понять как всё выглядит вместе, но хоть какое-то представление о графике в целом должно дать)

    Однако здравствуйте. Я постил много переводов countryballs и в итоге смог стать модератором раздела. И мне сразу захотелось многое поменять. Беру я всё с одного замечательного ресурса с жёсткими требованиями к выкладываемому контенту. Что обеспечивает высокий уровень качества. Эти требования оформлены в виде комикса, который я и перевёл (он ниже). Чтобы не нарваться на лучи поноса, сначало хочу спросить мнение пользователей. Итак, опрос: нужно ли ужесточение требований к countryballs?

    Нужен ли этот свод правил для комиксов countryballs?

    Да, но не весь. Нужно оставить неправильную цветовую гамму/нарисованное программными средствами/конечности/своё (указать в комментариях)